Женщина уходила по частям ...

Сначала она высыпала свой бисерный, счастливый смех в круглую жестяную коробку и выслала почтой какому-то дедушке на деревню...
Потом сгребла в охапку душистые разноцветные сны..., и подарила одному хорошему человеку прямо на улице.

Затем зашла на вокзал и оставила в ячейке камеры хранения свое самое заветное желание..., предварительно перевязав его красивой ленточкой.

Настроения, которых был целый огромный шкаф, сложила в сундук, аккуратно пересыпала нафталином, и оставила себе только одно, самое дорогое, серое, дорожное...
Настал черед ее привычек: каждая из них была помещена в стеклянный флакон с притертой пробкой, флаконы упакованы в кофр, изнутри обитый бархатом, а кофр забыт в парикмахерской....

Свою улыбку она съела за завтраком, посыпав корицей, между ложкой творога и сдобной булочкой.
Нерожденные поцелуи раскрошила из окна голубям.
Голос сохранила на флешку и выбросила в мусоропровод.
Свое лёгкое яблочное дыхание выпустила в воздушный шар и долго-долго смотрела, как он тает в вечернем небе.
Потом присела на дорожку, молча, сонно, равнодушно. Закрыла глаза, вспыхнула белым и ....исчезла...

Если у вас дома есть женщина, посмотрите, может, она не вся?

Анна Ривелотэ

(no subject)

Кот подошел к кровати и спросил:
— Не спится?
— Не спится, — призналась я.
— Хочешь, муху дам? – спросил он.
— Не надо, — поморщилась я.

Но он все равно дал. Положил муху на ковер, а вокруг по часовой стрелке выложил пять ног и одно крыло.
— Тут не хватает кое-чего. Деталей кое-каких, — пояснил кот и добавил озадаченно. – Проглотил что ли…
Кот помолчал. Я начала было гладить его по спине, но он остановил меня твердым взглядом:
— Не натирай. Не люблю я этого.
— А для чего тогда кот?
— Ни для чего, — ответил кот после небольшой паузы. – Мне тут и делать особо нечего. Мышей нет. Птицы на улице, а вы туда меня хрен пустите. Ведро мусорное прячете.
Потом он посмотрел на моё лицо, помятое бессонницей, и сделал одолжение:
— Могу посидеть у тебя на коленях.
Он грел мои колени своим животом. За окном висела огромная долька оранжевого апельсина-луны. Мир молчал.

© Наталья Алексеева

(no subject)

У меня есть друг.
Он вечно в вечной депрессии. Я уже плохо помню те давние времена, когда он был безоговорочно весел. Нет, общаться с ним,конечно, можно, но тяжело. Слава богу, он не относится к вечно ноющим индивидам, у которых всегда все плохо, и которых хочется пристрелить в первую минуту. Нуууууууу... чтобы не мучались. И тем не менее, приходится быть все время в напряжении, контролировать каждое слово, каждую эмоцию, движение брови, полет мысли... А главное, фонтанировать своей положительной энергией, хоть бы и вытаскивая ее из сокровенных запасов. Поэтому я стараюсь это делать как можно реже. Если можно избежать встречи, то не упускаю шанса. И не от того, что я друга своего не люблю, не ценю и т.п., а от того, что я себя берегу. Знаете ли, с достижением определенного возраста, и тут каждый определяет для себя сам, я поняла, что не имею право разбрасываться своей энергией направо и налево, как раньше. Включён режим энергосбережения, знаете ли. А что вы? А вы сами давайте. Пора уже.

Курьер под Новый Год.

Одна женщина думала, с кем ей встречать Новый год с Анатолием или телевизором. Телевизор победил, поскольку вчистую проиграл Анатолию по занудству.

Перед Новым годом времени в обрез отчеты, залатывание дыр, по магазинам бегать некогда, и женщина заказала в Интернете корзину продуктов: конфеты, шампанское, фрукты, нарезка всякая, бонусом от фирмы крохотная елочка.

Тридцать первого, в начале седьмого, домофон объявил о прибытии курьера. Женщина подождала пять минут, десять ну сколько еще нужно, чтоб дойти до четвертого этажа, не выдержала, оделась и спустилась вниз.

Дверь в подъезд была распахнута, а на крыльце стояла корзина и сидел курьер, мужик лет тридцати пяти. В ответ на напоминание о слогане От прилавка до двери мигом! замахал руками и заорал: вы специально крыльцо не чистите, да?! Чтоб веселей было?! Лед сплошной! Грохнулся, голеностоп потянул, хорошо, не сломал!

Женщина сказала, если дворник не чистит, обращайтесь в ЖЭС, а она-то при чем, каждый должен заниматься своим делом.

А курьер сказал, когда на его крыльце снег-лед, а дворник в нетях, то он сам берет лопату, наводит порядок и не ждет вмешательства высших сил, и, что интересно, руки от непосильного труда не отваливаются.

А женщина сказала, что счастлива видеть такую сознательность, до свиданья, и, уже закрывая дверь, увидела, как курьер на одной ноге пытается спуститься с крыльца. Женщина посмотрела, как он прыгает подстреленным воробьем, неожиданно для самой себя развернулась и сказала:

Вы не сможете вести машину. Подождите, я помогу. Что вы уставились, я пятнадцать лет за рулем!

Вам нечем заняться? Имейте в виду, у меня еще пять заказов, часа на три.

Да, нечем, но вам-то какое дело, сказала женщина. Поставлю свою корзину на заднее сиденье, напомните потом, чтоб забрала.

Машина оказалась новой хондой.

Как, однако, выросло благосостояние курьеров. Может, и мне бросить все, к вам податься?

У нас конкуренция, вам не светит. Артем.

Мария.

И они отвезли плюшевого тигра на 3-ю Поселковую мальчику Феде от бабушки Эммы из Ванкувера (ура! бабуля не обманула!), и большой мягкий пакет на Севастопольскую пожилой паре от племянницы Иры с семьей (зачем же они так тратились?), и три толстых книги на французском в самый конец Логойского тракта профессору Климовскому от бывшего студента Олега (не ожидал, никак не ожидал), и букет бело-розовых хризантем на Седых девушке Ассоль от неизвестно кого (ой! это Юрка! точно, Юрка!), и красивую тяжелую коробку на Жасминовую Елене Викторовне от Костюкевича И. (нет-нет, я не плачу, я просто счастлива!).

Ого, десять часов, спасибо, выручили, сказал Артем. Раз вы нынче добрая самаритянка, доставьте меня домой, тут рядом, машина пусть у вас во дворе постоит, завтра пришлю за ней. Один курьер заболел, у второго жена рожает, остальные дай бог, чтоб свое развести успели; пришлось самому.

Хорошо, сказала Мария, отвезу, семья, наверно, отчаялась вас дождаться.

Из семьи у меня кот, вряд ли он все глаза выплакал, вот сюда, налево.


Шел тихий снег, за домами бабахал фейерверк, на лавочке под фонарем сидела старушка с палочкой.

Бабушка, почему вы тут сидите, вам плохо?

Что ты, деточка, не волнуйся, вышла на воздух, от телевизора глаза болят, посижу, на людей посмотрю.

Бабушка, вы из какой квартиры? Из семнадцатой? А звать вас как? Антонина Петровна? А фамилия? Егорова? О, мне повезло, искать не надо, я из службы доставки, вам кто-то прислал подарок не знаю, кто именно, но точно вам, Егоровой Антонине Петровне, квартира семнадцать. Вот, тут продукты всякие, конфеты, вот елочка еще. Сами донесете? Нет-нет, не ошиблась, что вы, у нас строго, у нас не перепутаешь.

Старушка сняла варежку, дотронулась рукой до елочки.

Сыночек мой, столько лет ни письма, ни открытки, не мастер писать, а помнит. Знала я, что не забыл, знала, деточка, это от сыночка моего, не забыл. Стой, деточка, дай угощу тебя чем-нибудь, стой, от молодые, все бегом.

Дочка, сказал Артем, отложив телефон, у Феди нашего дочка. Послушайте, Маша, у вас дома еда есть? Пусто? У меня ветчина какая-то была, яйца, виски полбутылки, хлеб должен остаться. Вы умеете омлет делать, такой воздушный? Умеете? А виски пьете? Как мать Тереза, вы не должны отказать страждущему, хромоногому и голодному. Или мне на лавочку сесть, чтоб вы меня пожалели?


Один старичок посмотрел, хмыкнул и решил, вот так и надо, а не Дед Мороз мне то! Дед Мороз мне это!.
Давайте сами, не маленькие.
У деда ноги не казенные.

Наталья Волнистая

Collapse )

Бульвар Пассионариев

Заседание администрации города Бобровска подходило к концу.

- Тише, товарищи, тише! Прошу тишины! – призвал Василий Петрович Курочкин, мэр города. – Остался еще один вопрос. Как вы уже знаете, в этом году, к лету, мы сдаем бульвар, выходящий на правый берег реки Еловки, которая протекает через наш город. Несколько названий этому бульвару, в качестве рабочих вариантов, уже предложено. Позвольте вам их зачитать. Значит так, - Курочкин надел очки, - Бульвар Прибрежный, Зелёный, Речной, Романтиков, Мечтателей, Влюбленных и бульвар Пасс… Пасс…

- Пассионариев! Бульвар Пассионариев! – подсказала Ольга Тимофеевна Ромашкина, начальник отдела культуры. – Это я предложила.

- А это кто такие - пассионарии? – взглянув поверх очков на Ромашкину, спросил Курочкин.

- Пассионарии – это, если коротко сказать, очень энергичные и целеустремленные люди, с неуёмной жаждой действия, - разъяснила Ромашкина. – Происходит от латинского passio, что означает страсть. – Ромашкина встала, - А еще вслушайтесь в название этого слова – пассионарии! В нём слышится дуновение ветра, шелест листвы, пение птиц – бульвар Пас-сио-нариев! Слышите?

- Да, что-то есть, - согласился Курочкин и продолжил: – В общем, предлагается, через нашу городскую газету «Новости Бобровска» вынести эти названия на всенародное обсуждение и голосование. К маю название, набравшее наибольшее количество голосов, будет присвоено бульвару.

В конце апреля на очередном заседании администрации города Бобровска снова был поднят вопрос о названии нового бульвара, выходящего на берег Еловки.

- Итак, товарищи, наибольшее количество голосов – 1722 голоса – получило название «Бульвар Прибрежный», - зачитал с листка мэр Василий Петрович Курочкин. – На втором месте «Бульвар Романтиков» и на третьем – «Бульвар Влюблённых».

- А «Бульвар Пассионариев»? – спросила начальник отдела культуры Ольга Тимофеевна Ромашкина. По её голосу чувствовалось, что она очень расстроена.

- К сожалению, Ольга Тимофеевна, ваш «Бульвар Пассионариев» только на четвёртом месте, - ответил Курочкин.

- И что жителям нашего города в этом названии не понравилось? – обиженно спросила Ромашкина. – Такое замечательное название!

- В основном, пишут, что неблагозвучное. Что ассоциируется со всякими нехорошими словами, - покашляв в кулак, ответил Курочкин.

- Это какими же?! – возмутилась Ромашкина.

- Ну вот, к примеру, пишут: «пассионарии» ассоциируются со словом «пописать».

- О Боже! – воскликнула Ромашкина. Кто-то рассмеялся.

- Или вот еще, - продолжил Курочкин, сам еле сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. - Слово «пассионарии» похоже на «пассивных онанариев».

Теперь уже смеялись все, кроме Ромашкиной.

- Ужас какой-то! – схватилась она рукой за сердце.

- Да не переживайте вы так, Ольга Тимофеевна! – успокаивал Ромашкину после заседания Курочкин, подавая ей пальто в гардеробе. – Всё-таки у вас не последнее место, а четвёртое.

- Ну почему, почему у них такие ассоциации?! – вытирая пальчиком слезинку на щеке, возмущалась Ромашкина. – Ну почему «пассионарии» у них не ассоциируются, к примеру, с сонатой №23 Бетховена – «Аппассионатой»?! Или, к примеру, с пассатами.

- А это что такое? – спросил с подозрением Курочкин.

- Пассаты?

- Ну да, пассаты.

- Пассаты – это постоянно дующие ветры с тропических широт в сторону экватора, - глубоко вздохнув и вытирая платочком ещё одну слезинку, ответила Ромашкина.

Сергей Савченков

https://zen.yandex.ru/sava


Ты сказкой ошибся

Рыцарь приблизился к полуразрушенному замку и невольно сглотнул от ужаса. Всё поле перед ним было усыпано почерневшими от копоти доспехами и обглоданными костями. На долю секунды он засомневался так ли сильно ему нужна эта прекрасная принцесса и её немалое приданое. Но возвращаться домой с пустыми руками не хотелось, впрочем, как и погибнуть от лап огнедышащего чудовища. И всё же рыцарь он или нет?
Собравшись с духом, он слез с коня и направился к главным воротам замка, которые давно уже слетели с петель и теперь стояли себе в сторонке, никому не мешая. Не успел рыцарь сделать и пару шагов, как путь ему перегородила дракониха.
Придирчивым взглядом осмотрев незваного гостя с головы до ног, она устало рыкнула:
– Ты сказкой ошибся.

Рыцарь немного опешил от такого вывода, слегка замявшись, тут же принимаясь что-то быстро обмозговывать. Он вспоминал каждый выбранный поворот, каждый указатель, что встречался ему на пути, и вроде бы, всё было верно. Он не мог ошибиться. Да и доспехи бедолаг, что погибли в лапах этого чудовища, почти ничем не отличались от его собственных, разве что гербами.
– Я пришёл освободить из плена прекрасную принцессу! – ответил он с вызовом.
Дракониха прыснула от смеха, изо всех сил пытаясь зафиксировать серьёзное выражение морды.
– Ты чего это? – возмутился рыцарь. – Чего смешного-то?!
– Как тебе сказать... Понимаешь, вы с нею не подходите друг другу, ну это... чисто в физиологическом плане. Шёл бы ты отсюда, пока отпускают.
– Как это не подходим? Ты что ли принцесса?
– Нет, глупый. Я её охраняю.
– Ну тогда умри, чудовище крылатое! – заорал рыцарь и бросился на дракониху с мечом, ударив её лапе. Отрубить не отрубил, а больно сделал.
Дракониха зло зарычала и схватила обидчика.
– Где вас таких дураков штампуют? Ни с одним нормально не поговорить! – выдохнула она чёрный дым из ноздрей. – Доигрался? Теперь помрёшь славной смертью недоспасителя. Эй, принцесса, тебе шашлык хорошо прожаренный или с кровью?
– Давай хорошо прожаренный, – отозвалась та самая принцесса, выходя на балкон.
– Так она огр? – выпал рыцарь от такого хода истории.
– Ага, – подтвердила дракониха.
– Но как же? Я же по указателям шёл! – заплакал скорый ужин.
– Говорила я тебе, что их проверять надо раз в неделю. Видимо один из указателей повернули в нашу сторону, – насупилась дракониха, фыркнув на подругу. – Опять эти двое из соседней сказки всех с толку сбивают. У меня скоро изжога будет от этих вот героев в латах.
– А я что могу поделать? – пожала плечами дева-огр. – У них там любовь. Не хочет принцесса от дракона уходить.
– Вот сам бы их и ел!
– Так он пацифист-вегетарианец, забыла? И к тому же несколько лет назад ты сама ему пожаловалась, что тебе надоело одну траву жевать и хочется мяса.
– Слушайте, если у вас изжога, то может я пойду, а? – втиснулся в разговор рыцарь, надеясь на чудесное спасение.
– Молчать, мясо! – рявкнула дракониха. – Раньше надо было думать. Я обидчиков не прощаю. Вон, лапа из-за тебя опухла. Ну что, подруга, мой картошку и помидоры с луком, будем сейчас запекать рыцаря с овощами.
– Ух...– потерла принцесса ладони, коварно улыбаясь. – Люблю, когда ты готовишь.

лУна Зуэн

(no subject)


— Значит, запретить тебе жениться, на ком захочешь, они не могут? — уточнила Баба Яга.
— Не могут, — сказал царевич. — По царёву указу, всем его сыновьям позволено взять в жёны любых девиц, которые им приглянутся… Батюшка ещё добавил, когда подписывал: «Может, хоть вам повезёт!».
— И как? — полюбопытствовала Яга. — Повезло?
— Какое там, — вздохнул царевич. — Матушке не угодишь! Старший женился на боярышне — небогата, средний выбрал купцову дочку — незнатна. Чуть что, в слёзы: «нашли себе кого попало, мать не спросили, ничего хорошего не выйдет!». Обе невестки слова лишний раз сказать боятся. Недавно вот, именины у царицы были, одна ей в подарок рубашку вышила, вторая каравай испекла. Так матушка и тут в обиде: каравай-де не пропечён, рубашка плохо шита… Братья с жёнами живут хуже некуда, ссоры да скандалы что ни день.
Царевич ещё раз горько вздохнул и махнул рукой.
— От меня-то тебе чего надо? — спросила Яга у пригорюнившегося гостя.
— Жениться я хочу, — в третий раз вздохнул царевич, — и невесту себе уже присмотрел… да как на братьев погляжу, с души воротит!

Яга задумчиво поцокала языком и распорядилась:
— Обожди тут.
И ушла куда-то за избушку.
Вернулась она с мокрыми по локоть руками, выпачканными в болотной тине.
— Держи, — с этими словами Яга сунула царевичу в руки свежепойманную жабу.
— И что мне с ней делать? — царевич, как было велено, ухватил жабу поперёк туловища, та возмущённо заквакала.
— Скажешь матушке, что жениться на ней хочешь, — объяснила Яга.
— На жабе?!
— Угу.
— Жениться?!?
— Да, — кивнула Яга. — И что бы царица не говорила, тверди одно: люблю-де не могу, только вот на этой жабе, слушать ничего не желаю.

Царевич попытался было схватиться за голову, но, поскольку в руке у него была зажата будущая жена, только шлёпнул холодными, мокрыми жабьими лапами себе по носу. Жаба заорала вдвое громче.
— Скандал же будет, на всё царство!
— Всенепременно будет, — согласилась Яга, — но ты стой на своём. А как настанет день свадьбы, веди во дворец свою девушку… Как её звать-то?
— Василиса…
— Веди её во дворец и всем говори, что это жаба красавицей обернулась. От большой и светлой любви. Если всё сделаешь правильно, матушка твоя будет счастлива, что невестка у неё — не жаба, а человек. Тут уж не до караваев с рубахами… Ну, а если всё же придираться начнёт, ты ей намекни, что от ссор да раздоров Василиса может и обратно в жабу превратиться.
— Понял, — сказал царевич. — А жабу мне потом, после свадьбы, куда девать?
— Обратно принесёшь, — ответила Яга. — В целости и сохранности. И смотри, обращайся с ней хорошо, невеста, как-никак! А для убедительности мы вот что ещё добавим… Иллюзия, конечно, но впечатление произведёт…

Яга прищёлкнула пальцами — и аккуратно надела на жабью голову невесть откуда взявшуюся крохотную золотую корону

Юлия Ткачева.

Тёща.


Ираида Сергеевна была женщиной монументальной.
Не походка у неё, а поступь. Не слово, а изречение. Не взгляд, а взор.
Поставь на постамент - памятник, а не женщина.

Она имела во владении продовольственную базу, две тюремные ходки за хулиганку, одну за непреднамеренное убийство и трех дочерей в промежутках между ними. Ну, и троих зятьев соответственно.

Каждому зятю после свадьбы она зачитывала права и обязанности и оглашала список наказаний за нарушение оных.

Надо признать, что в мелкие дрязги Ираида не лезла, берегла нервы. Дочерям же строго-настрого было запрещено беспокоить мать по пустякам. Разрешалось обращаться только в случае пропажи чего- или кого-либо. Ну, или при необходимости спрятать чей-нибудь труп.

Зятья политику тещиного невмешательства ценили, на рожон не лезли. Связываться с Ираидой было себе дороже, потому что статья "убийство в состоянии аффекта" была написана у неё на лбу. Но казусы случались.

Младшему зятю Ираиды Сергеевны, Игорю, тесно общаться с тёщей не доводилось, поэтому и страха перед ней он пока не испытывал. К тому же жил он с семьёй в соседнем городе, что, как он считал, давало ему некое преимущество и свободу действий. Ровно до тех самых пор, пока он не решил принять участие в субботних развлечениях своего шефа и не согласился пойти с ним в сауну в сопровождении ещё двоих сотрудников.

Своей жене Игорь просто сказал, что задержится на работе. Надо, мол, кое-что доделать. Более опытные коллеги подстраховались.

Один прихватил с собой удочки и палатку, типа он на рыбалку с друзьями, и заказал ведро живой рыбы. Ещё двое взяли ноутбуки для большого танкового сражения. Шеф же свой поход в сауну от жены вообще не скрывал.

Ближе к полуночи бухать и париться стало скучно. Решили разбавить тесный мужской коллектив прекрасным. И скинулись на проституток.

Денег хватило только на двух. Но эти две оказались такими страховидными, что босс тут же захотел поменять их на одну посимпатичнее. Но потом решил, что лучше взять ещё водки.

В полночь вконец издерганная младшая дочь Ираиды Сергеевны решилась таки позвонить матери.

- Говори быстро и по делу, - сурово ответила та, - у меня фура с товаром разгружается.
- Мама, Игорь не пришёл с работы. Телефон не отвечает. Не могу дозвониться ни его товарищам, ни начальству. Что-то случилось, мама. Точно случилось.
- Да е... на х... этого козла, с... ж... к е... м... не дергайся, короче, разберусь!

Ираида Сергеевна оставила накладные кладовщикам, пугнула грузчиков, завела машину и двинулась в сторону соседнего города, на ходу сделав несколько важных звонков.

Через полчаса она уже знала, в какой сауне развлекается её зять, через час уже подъезжала к городу, а ещё через пятнадцать минут в сопровождении трясущегося банщика предстала перед вялой компанией. Что, конечно же, внесло в эту компанию оживление и обеспечило её зятю достойное алиби в виде обширных кровоподтеков и сломанного зуба.

- Ма...- еле выдавил из себя Игорь.
Босс тут же попытался взять ситуацию под контроль.
- Вы что себе позволяете, женщина? Я вообще сейчас в полицию позвоню! Вы кто такая? - и полез за телефоном.

Но он не знал Ираиду Сергеевну. Женщина бросила пинать зятя, одной рукой схватила со стола нож, а другой вцепилась мужчине в горло..
- Только попробуй, падла! Язык отрежу!
Ну, гони телефон! А этому кобелю я, кстати, тёщей прихожусь. Цыц, мокрицы! - бросила она взвизгнувшим при виде ножа проституткам и, крутнув нож в руке, снова двинулась к зятю. - Ну, что, гребаный ты суффикс, сдаётся мне, что тебе кое-что жмёт в трусах.

- Мама! - взмолился Игорь, отползая в угол, - Вы этого не сделаете!
- Ха! И что ж мне помешает, убогий?
- Я не изменял вашей дочери. Клянусь.

- Тут совсем никто не изменял, - прохрипел босс, поглаживая горло.

Ираида Сергеевна остановилась и окинула взглядом проституток.
- Сама вижу. Стремные. Нах вы таких страшных взяли, дятлы?

Она вернулась к столу, налила в стакан водки и протянула зятю:
- Пей, анестезия.
Потом отрезала большой кус колбасы. Игорь, стукнув оставшимися зубами о стакан, выпил.
- Теперь колитесь, чё тут за бардак?

- Отдохнуть хотели, - ответил босс.
- Незатейливо как-то отдыхаете, мальчики. Без огонька.
- Ну, да. Не задалось. Скучно. Даже проститутки вон тухлые попались.
- Фантазии у вас маловато, - прожевывая колбасу, сказала Ираида Сергеевна. - Эт у вас чё? - кивнула она на удочки - Из секс-шопа что-ли?
- Это моё алиби, - скромно подал голос "рыбак".
- Эт тоже? - она пнула ногой ёмкость с живой рыбой.
- Да.
- ПродумАн, однако. Ладно, придурки, чё б вы без меня делали?

Ираида быстро перевернула ёмкость с рыбой в бассейн. Рыба тут же метнулась в разные стороны.

Открывшему в изумлении рот "рыбаку" она протянула удочку:
- Держи! Будете рыбу ловить.
Вторую удочку она отдала "танкисту", а проституткам крикнула:
- Эй, мокрицы! Чё умерли? А ну, быстро в воду деньги отрабатывать.

Проститутки спешно полезли в бассейн.
- Правила такие: вы ловите рыбу на удочку, а вы, убогие, руками. Кто поймает, тот уйдёт отсюда целым. Ты! - она ткнула пальцем в другого "танкиста", - Фиксируешь результат. И не вздумай мухлевать! А мы делаем ставки. Ставлю на ту, в жёлтом купальнике, она поймает рыбу первой.
- Ни хрена! - включился в торги босс. - Ставлю на Мишаню. Он у нас знатный рыбак.
- Слышь, жёлтая, - крикнула Ираида, - тебе на выходе бонус. В суточном размере. Если поймаешь рыбу первой.

- А мне? - возмутилась вторая проститутка.
- Тебе бонус, если поймаешь больше, чем жёлтая.

Через полчаса банщик осторожно заглянул в дверь. Плеск, крики, хохот. Мишаня на хлебный мякиш ловил толстолобика. "Танкист" на кусок колбасы проститутку. Игорь, несмотря на сломанный зуб и побои средней тяжести, со вторым "танкистом", взяв банное полотенце как бредень, тоже рыбачили. Проститутки ловили рыбу голыми руками. Босс, стоя на краю бассейна, руководил всей операцией.

Ираида Сергеевна отправила дочери сообщение, что на её мужа напали неизвестные, когда он возвращался домой. Он слегка побит, но жив и даёт показания. И как только все закончится, она привезёт его домой. В конце само собой - целую, мама. И да, спокойствие родной дочери дороже, чем даже два сломанных зуба у зятя и её бессонная ночь в сауне. Впрочем, на банковском счёте зятя к утру появилась очаровательная такая сумма с подписью "на стоматолога".

И, собственно, утром босс горячо предлагал Игорю поменяться тёщами.

©Ирина Ветер

(no subject)

В школьном чате мама Костика перепостила статью о том, что короновирус нам ниспослан за то, что мы все стали чванливые гордецы и перестали чтить старших, перестали ценить медицинских работников и уважать учителей, и гонимся только за сиюминутным богатством и вот теперь пришло время остановиться и одуматься.

Collapse )